ГЛАВНАЯ | МОИ ДАННЫЕ | ФАЙЛЫ | ФОРУМ | ПОИСК | КОНТАКТ С НАМИ

 Имя

 Пароль

 Запомнить меня


Вы еще не с нами?
РЕГИСТРАЦИЯ предоставляет дополнительные возможности, недоступные гостям,
и делает удобней посещение портала.
Ваши регистрационные данные не будут использованы для СПАМа или переданы третьим лицам!
Забыли пароль?
ВАМ СЮДА!


Курс "Управление личными финансами"
 О курсе
 Вводная лекция
 Программа курса

Курс "Школа финансовых консультантов"
 О курсе
 Вводная лекция
 Программа курса

Курс "Инвестиции в ценные бумаги"
 О курсе
 Программа курса

Курс "Срочный рынок: фьючерсы и опционы"
 О курсе
 Программа курса

Корпоративные финансы
 CAP/CIPA
 ACCA DipIFR

Сейчас
12 гостей и
0 пользователей on-line

Анонимный гость. Вы можете ввести свой логин или свободно здесь зарегистрироваться.

ПОСЛЕДНИЕ СООБЩЕНИЯ С ФОРУМА
перейти к сообщениюUXBTC.com - Сервис о...(19)
 от exfin
  15. Янв в 04:28
перейти к сообщениюСеминар "Финанс...(5)
 от Gusarova
  29. Дек в 14:45
перейти к сообщениюОборудования для пре...(0)
 от Gusarova
  26. Дек в 22:13
перейти к сообщениюРядовой инвестор.(6)
 от Spy
  11. Фев в 14:45
перейти к сообщениюМожно ли в Беларуси ...(4)
 от Spy
  04. Мар в 23:55
перейти к сообщениюФинансовые консульта...(1)
 от Spy
  04. Мар в 23:54
перейти к сообщениюПоехали!(9)
 от 3997277
  14. Мар в 18:48
перейти к сообщениюРазрешение Нацбанка ...(2)
 от kross
  09. Дек в 14:04

[Перейти на форум]

аналитика : Сергей Левин о кризисе и бизнесе
Вадим СЕХОВИЧ

Еще в июле прошлого года он занялся оптимизацией своего бизнеса, готовя его и своих сотрудников к трудным временам. Он первым (в начале октября на инвестиционном форуме в Могилеве) публично предостерег власти о том, что кризис все-таки не пройдет мимо Беларуси, и он будет тяжелым по последствиям. А сейчас, несмотря на всеобщий негатив в мире и в нашей стране, он предлагает белорусскому правительству четыре крупных инвестиционных проекта. Сегодня мы предлагаем эксклюзивное интервью с управляющим директором компании Lebortovo Capital Partners Сергеем ЛЕВИНЫМ.



Об инвестициях и кризисе

– Белорусская экономика нуждается в дополнительных источниках финансирования. Кризис, наверное, не лучшее время для инвесторов?

– Несмотря ни на что, нормальная предпринимательская деятельность в мире нигде не прекратилась. В том числе и в Беларуси. Появляются новые проекты, находятся инвесторы, в условиях кризиса предприятия не только закрываются, но и появляются новые. Этот процесс может ослабеть, но прекратить его невозможно. Инвестиции в белорусскую экономику могут прийти – просто для этого нужно создать условия.

– А откуда сейчас могут появиться у нас инвесторы?

– В нашей стране есть какой-то перекос – здесь чаще любят говорить об иностранных инвестициях. Вместе с тем, показатель здоровой экономики любой страны – это и внутренние инвестиции, которые постоянно должны расти.

Но это отдельная тема для разговора. А если говорить о внешних инвестициях, то они, безусловно, придут. И они идут. Только, может быть, изменился вектор.

Мы могли наблюдать за последних пару лет в Беларуси многих олигархов из России: они прилетали сюда чуть ли не еженедельно, на своих самолетах, кто-то – открыто, кто-то – инкогнито, это будоражило общественность. Сейчас российские олигархи уже даже на телефонные звонки не отвечают, поэтому к нам поехали другие инвесторы – трудяги, работяги. Может, это не такие известные имена, не такой крупный бизнес, но сюда поехал конкурентоспособный и эффективный бизнес из Европы.

Российский вектор тоже не исчез – просто изменилось его содержание: вместо олигархических инвестиционных групп появились люди, которые делают реальный и эффективный бизнес и которые предлагают даже более выгодные условия белорусским компаниям.

При этом нужно говорить, что западные глобальные игроки (я не хочу называть их олигархами) тоже вряд ли появятся в Беларуси. Мы хотя их и наблюдаем на экранах телевизоров, но Беларусь никогда не являлась ни для кого из глобальных игроков приоритетным рынком. Они будут бороться за Россию, за Польшу, спасать Америку, но никогда даже не задумаются о Беларуси. Поэтому приезды сюда глобальных игроков – это лишь пустая трата времени. Причем как для одной, так и для другой стороны.

Мне кажется, что сейчас основной источник инвестиций – это крупный и средний бизнес и с запада, и с востока. Но не мегаглобальные компании.

– А какие сферы белорусской экономики могут быть для него наиболее привлекательными?

– Я бы не хотел конкретно говорить, что сейчас привлекательно, а что – нет. Я хочу сказать в общем, что получается в последние десять лет в Беларуси.

В Беларусь может прийти и быть успешным лишь бизнес, который настроен на два направления: это либо внутренний рынок, либо экспортоориентированное предприятие, основанное на уникальных возможностях Беларуси.

– Можно ли пояснить?

– Почему интересен внyтренний рынок? Потому что у нас фактически в любой отрасли не существует конкуренции, и любой игрок, который приходит на местный рынок, сразу может стать №1. Это очевидно: так проходила эволюция пивного рынка, это пример сотовой связи, того же банковского бизнеса.

Второе направление – экспортоориентированные проекты, которые построены на каких-то специфических особенностях Беларуси. Например, экспорт минеральных удобрений или выращивание льна, который нельзя выращивать, к примеру, в Африке.

Вот эти проекты могут жить. Но я не верю в проекты машиностроения для экспорта в ту же Россию. Или проекты инвестиций сюда для создания деревообрабатывающих заводов. Это обреченные на неуспех проекты.

О монополиях и реформах

– То есть проект ИКЕА, по которому сейчас ведутся переговоры, тоже обречен на провал…

– Я знаю одно, что любой проект, который ты бы не пытался посчитать в Беларуси, всегда дороже, чем аналогичный проект в Украине, России, Польше, Литве и Латвии. Я назвал только соседние страны, и априори у меня нет сомнений, что он значительно дороже, чем в Германии и Америке.

– Почему – дороже?

– Внешне для инвесторов, как ни странно, Беларусь выглядит неплохо: близко от Европы, хорошие дороги, прекрасное население, красивая страна, много свободных площадей, огромный потенциал с точки зрения инфраструктуры… Нет коррупции на том уровне, который есть в соседних странах.

Вроде бы внешне все в порядке. Но есть две причины, два подводных камня, которые не дают в Беларуси делать нормальные проекты.

Первая причина – это целый клубок, просто клубок монополистов. В Беларуси монополий десятки, если не сотни. Начиная от ЖРЭО и заканчивая водоканалом, «Белэнерго», «Белтелеком», поставки солода… Огромное количество монополистов, которые делают здесь бизнес неэффективным. Кстати, в Штатах борьбу с монополиями ставят как приоритет намного выше, чем борьбу с коррупцией. Потому что монополии – это самая главная проблема для бизнеса.

Вторая причина – это правила игры, которые установлены государством. Сюда входят налоговое администрирование, бухгалтерская документация, различная лицензионная деятельность и так далее.

Поэтому, да, внешне – Беларусь прекрасная площадка для большинства мировых игроков, чтобы отсюда работать на Россию и СНГ. Но это только внешне. Если посчитать любой отдельно взятый проект, который не ориентирован на какие-то уникальные возможности Беларуси или на местный рынок, он всегда значительно дороже, чем сделать его в любой соседней стране.

– Может ли кризис стать основой для трансформации экономики в Беларуси?

– К моему глубокому сожалению, этот тот редкий случай, когда я не являюсь оптимистом. Я думаю, что кризис, вероятнее всего, ухудшит ситуацию как в вопросе монополий, так и в вопросе государственного регулирования. Реальных действий по устранению монополий либо хотя бы по созданию конкурентоспособных правил игры с соседними рынками, к сожалению, я не наблюдаю.

– То есть, никакого эффекта от того, что в правительстве называется «либерализацией экономики», не ощущается…

– Что касается каких-то реформ, планов либерализации, то я не эксперт в них. Но, по-моему, пока реальных шагов не чувствуется.

– А какие должны быть реальные шаги?

– Я – предприниматель, инвестор, и я бы не хотел ничего никому подсказывать, потому что не эксперт в этих вопросах. Я просто могу говорить о том, чего ожидает бизнес, на что он надеется. Хотя, как мне кажется, у бизнеса оптимизма немного.

Чем мне нравится белорусский бизнес, это тем, что в отличие от многих своих соседей, друзей, партнеров по всему миру, несмотря на самый, наверное, минимальный запас прочности по сравнению со всеми соседними странами, он всегда надеется только на себя и давно уже не надеется на государство. Белорусский бизнес живет по законам… Есть такая шикарная английская поговорка: «В бога мы верим, но остальные пускай нам заплатят». Такой вот интересный принцип. Я думаю, для белорусского бизнеса и для иностранных инвесторов в Беларуси (а это все белорусский бизнес) просто глобальным сюрпризом, который мог бы изменить положение белорусского бизнеса по сравнению с соседними странами, была бы помощь государства в двух вопросах.

О них я уже говорил выше. Это, во-первых, государственное регулирование. Я не прошу сделать правила игры лучше, чем в России, я бы хотел, чтобы они были просто конкурентоспособными. Я могу детализировать десятки направлений, о которых все говорят, но ничего не решается, – это и ФСЗН, и налоги, и бухгалтерский учет, и лицензирование… Вот выступил президент в мае, как помню, и сказал: будет у нас 12 процентов подоходный налог. Никто не ожидал, никто не верил, но он сказал и сделал… Это минимальный шаг из возможных шагов, но, тем не менее, это уже дало очень большую поддержку.

Это простые вещи, которые могли бы быть сделаны легко. А есть сложные вещи, которые легко сделать нельзя, – та же борьба с монополиями. Еще с советского времени все монополии здесь выжили, они даже укрупнились и захватили еще большую долю на рынке. Борьба с ними – это борьба на долгие годы. Ведь монополии нельзя просто закрыть, уничтожить, с монополиями нужно бороться. А бороться – как? Необходимо создать возможности для роста маленьких и средних игроков.

Такие удачные примеры существуют. Возьмем, например, сотовую связь. Я всю жизнь клиент velcom, так сложилось. Давайте сравним тарифы на сотовую связь десять лет назад и сегодня. Я гарантирую, что если бы сюда не пришел МТС и другие игроки, то до сих пор мы бы платили по самым высоким тарифам в мире.

Хотя таких примеров в Беларуси, к сожалению, очень мало. Везде действуют монополии, которые контролируются либо государством, либо частными структурами. Если бы правительство сделало это, то все бы вздохнули с облегчением, и у белорусского бизнеса появилась бы возможность выйти на уровень региональной элиты.

О льне и государственной эффективности

– Получается, что ваш льняной проект, о котором сейчас говорят, – фактически тоже борьба с монополией…

– Государственной монополии в этой отрасли нет, потому что внутренний рынок вообще практически не потребляет лен.

Если говорить о мировом или европейском рынках, то Беларусь там давно уже не доминирует, и поэтому говорить о том, что мы идем в какой-то монопольный рынок, не стоит. Это совсем другой проект.

– Что он собой представляет?

– Сейчас мы делаем несколько проектов в Беларуси и с одним из них идем в агробизнес. Не спекулировать землей, а попытаемся построить там реальный бизнес, основывающийся на продуктах, которые дает земля.

Вы знаете стиль нашей группы: мы всегда пытаемся найти проекты, где не тесно. Мы не хотим заниматься молоком, мясом, птицей, там уже много уважаемых людей ими занимаются. Мы не боимся конкуренции, просто не хотим никому ее создавать. Мы идем в такой бизнес, где все достаточно плохо, но мы, тем не менее, чувствуем, что сможем принести большую пользу. И, конечно, затраченные усилия должны вернуться в виде наших доходов.

Лен – это проект не для внутреннего рынка, это экспортный проект, который базируется не неких особенностях национальной экономики.

–Можно подробнее?

– Мы хотим приобрести несколько льнозаводов (шесть из семи предприятий в Могилевской области. – Прим. В.С.) вместе с землей. Фактически мы приобретаем не льнозаводы, а землю и право заниматься там льном. Но мы будем полностью модернизировать заводы, попытается вырастить суперкачественный лен и попытаемся его так же качественно продать, отвоевать и найти место на мировом рынке. Вот это главная цель.

Попутно этот проект может разрастись в несколько интересных сопутствующих проектов – это и производство нити, и производство ткани, и производство готовых изделий, а также, возможно, открытие сети магазинов.

– Мировой сети?

– По крайней мере, она может охватить крупные европейские столицы. Но это планы, проект долгоиграющий, он рассчитан на десятки лет. Пока же мы скромно говорим о том, что делаем: первый этап – несколько льнозаводов, по 8–10 миллионов долларов в каждый льнозавод. Это наша инвестиционная программа.

– На какой стадии находятся переговоры?

– Пока мы находимся в длительном переговорном процессе с правительством, который внушает осторожный оптимизм.

Мы даже уже подписали протокол об условиях реализации инвестиционного проекта с губернатором Могилевской области. Насколько мне известно, протокол поддержан членами правительства во главе с вице-премьером. Вероятно, его сейчас будут согласовывать в других инстанциях. Мы представили некий предварительный план действий, по которому сейчас движемся.

– Вы сказали, что готовите несколько проектов…

– Еще мы готовим три проекта, и два из них тоже основаны на решениях правительства. Это проекты, которые так или иначе связаны либо с приватизацией, либо с модернизацией государственной собственности. Я бы не хотел сегодня их озвучивать, пока по ним ничего не подписано. Но это достаточно серьезные проекты, все они находятся в наших любимых рамках – не менее 30–50 миллионов долларов в каждый. То есть, если удастся реализовать все четыре проекта, то наши инвестиции составят 150–200 миллионов долларов.

Это тоже проекты, которые не будут конкурировать ни с государством, ни с частным бизнесом. Пока еще рано говорить о конкретных результатах, но продвигаемся мы медленно. Я бы сказал так: мы продвигаемся со скоростью спящей черепахи.

– А в чем причины этого? Правительство ведь на каждом углу говорит о необходимости поиска инвесторов и инвестиций…

– Если бы мне кто-нибудь год назад сказал, что у нас будут трудности даже с подготовительным периодом, я бы громко смеялся. Потому что я считал, что после того, как мы запустили как минимум два успешных завода, нам дорога здесь открыта. Всегда нужны иностранные инвестиции, но нужны инвесторы – знакомые и известные. И вот мы пришли – знакомые и известные инвесторы… А второй момент в том, что в условиях кризиса мы ведь не закрываем свои проекты, мы готовы их двигать дальше.

Теперь, когда я чувствую, что мне тяжело продвигаться в этих проектах, это вызывает досаду и недоумение. Я не хочу сказать, что в каких-то проектах есть конкретные враги. Я хочу сказать, что это в целом атмосфера и готовность государства реально или хотя бы частично приватизировать экономику, готовность даже хотя бы рассматривать предложение инвестора. Все начинается с элементарной культуры, понимания и ведения инвестиционных переговоров. Нужно сказать, что пока это находится не на очень высоком уровне. Я уже не говорю о дальнейших шагах – как приватизировать, как цену определить…

– А кто инвестор в льняной проект?

– Один европейский семейный фонд. И мы надеемся, что наш традиционный партнер в лице Международной финансовой корпорации также присоединится к нам. В других проектах у нас везде традиционный подход – как правило, европейские частные либо семейные инвестиционные фонды плюс кто-то из мировых финансовых институтов.

– И они все равно готовы сюда инвестировать, несмотря на все проблемы?

– Потому что наши проекты направлены либо на уникальные возможности, либо на внутренний рынок, где мы гарантированно добьемся успеха. Добьемся потому, что это, как правило, либо неразвитые области, которые нам легко развить, либо неконкурентоспособные, где вообще нет конкуренции или есть конкуренция только со стороны государства, которая априори всегда слабее с точки зрения эффективности.

Вообще это идеально – работать на государство и делать государственные проекты. Но мир несколько изменился, мир требует конкурентоспособность и эффективность ставить на первое место. Потому что ты можешь быть супербанком, но приходят мировые банки, и ты ничего не можешь сделать. Ты, может, супермолоко делаешь, у тебя очень вкусное молоко, но завтра, если ты не пустишь сюда российское молоко, туда не пустят твои тракторы. Ты можешь летать на суперсамолетах, но если ты не разрешишь западным перевозчикам летать сюда, ты тоже летать не будешь. Поэтому бизнес должен быть эффективным и конкурентоспособным. Даже государственный.


ej.by

 
Средняя оценка : 5.0
Всего оценок : 1

5 звезда

1 звезда
2 звезда
3 звезда
4 звезда
5 звезда
Сергей Левин о кризисе и бизнесе | Войти/Создать логин | 0 комментариев
  
За коментарии ответственны только те, кто их поместил.